?

Log in

No account? Create an account
Алексей М
Свежие записи 
27-янв-2008 08:54 pm - Царь-модернизатор
Царь-модернизатор
Томас Грэхэм


Владимир Путин вправе испытывать огромную удовлетворенность тем наследием, которое он нынешней весной передаст своему преемнику. В 2007 году он достиг цели, которую сам себе поставил восемь лет тому назад в статье "Россия на рубеже тысячелетий", незадолго до того, как сменил в президентском кабинете тяжело больного Бориса Ельцина, – восстановил свою страну изнутри, чтобы она смогла вновь вернуть себе статус великой державы за границей. В прошлом году эта Россия проявила себя в полный рост – она играла более заметную и громогласную роль, а порой и создавала помехи по вопросам, которые крайне важны для Европы и США: это Иран, Ближний Восток, противоракетная оборона и энергетика.

Возможно, многие находят методы президента Путина некрасивыми, а новое лицо России – настораживающим. Но мы должны воздать Путину по заслугам, так как вероятность успеха была весьма низка. Задумайтесь, какую Россию унаследовал Путин. При президенте Ельцине Россия потерпела социально-экономический и политический крах, какого не случалось больше ни с одной крупной державой, которая не терпела бы поражения в крупной войне. За период с 1990 по 1998 год объем экономики сократился на 40%. Государство было дисфункциональным: значительную часть приватизировали коррумпированные олигархи, а региональные бароны утверждали свою независимость. Россия находилась в униженном положении, так как ее финансами распоряжался из Вашингтона Международный валютный фонд, а внешние силы беспардонно вмешивались во внутренние дела России, чтобы поддержать Ельцина. Многие россияне полагали, что их страна скатывается к превращению в государство-неудачника; на Западе многие прогнозировали, что в будущем мир станет существовать без России.

Спустя восемь лет отличия резко бросаются в глаза. Путин возродил в россиянах чувство гордости за свою страну и укрепил могущество России. Экономика не только вернула себе все позиции, утраченные в 1990-е годы, но также обзавелась мощной сферой услуг, которой в советскую эпоху практически не существовало. Россия накопила валютные резервы, занимающие в мире третье место по величине – после Китая и Японии. Путин восстановил авторитарное государство в традиционном российском духе: крайне централизованное и персонализированное, приручив олигархов и региональных баронов и подорвав мощь таких альтернативных центров власти, как Госдума и СМИ. Обстановка в России стабильная, уровень жизни резко повышается. Россия снова внушает за границей страх и уважение. Неудивительно, что Путин чрезвычайно популярен среди населения России, которое теперь смотрит в будущее с большим оптимизмом и уверенностью, чем когда-либо за последние два десятилетия.

Правду сказать, президенту Путину повезло – повезло в том, что он пришел на смену дряхлому Ельцину, повезло, что в его президентство цены на нефть резко выросли, повезло, что политический хаос в Европе и США позволил ему еще ярче блеснуть на мировой арене. Но были лидеры, которым не удавалось извлечь пользу из подобного везения. Вспомним хотя бы о Леониде Брежневе, который попусту промотал подобные благоприятные возможности в 1970-е годы и, более того, подготовил почву для краха Советского Союза в 1980-е. Причем было много ситуаций, когда Путин мог бы потерпеть неудачу. Например, без отменной макроэкономической дисциплины приток нефтедолларов в Россию мог бы развязать катастрофическую спиралеобразную инфляцию вместо стойкого роста, который мы наблюдаем.

Однако теперь период реставрации позади, и 2008 год приносит с собой новую, более трудоемкую задачу – модернизацию – которая потребует новых подходов, особенно со стороны Запада. России необходимо прибегнуть к колоссальным капиталовложениям – возможно, речь идет об 1 трлн долларов в течение следующего десятилетия – в модернизацию инфраструктуры, которая по большей части унаследована от Советского Союза и в последние 15 лет страдала от недофинансирования. России необходимо диверсифицировать экономику, уйдя от чрезмерной зависимости от природных богатств и уделяя особое внимание высоким технологиям, если она желает оставаться великой державой. Ей необходимо восстановить систему здравоохранения и образования, чтобы рабочая сила была конкурентоспособна. Все эти задачи еще более безотлагательны в связи с тем, что в ближайшие десять лет население России резко уменьшится из-за плохого состояния здоровья населения в прошлом.

Путин и его окружение говорят об этих вызовах открыто. Вопрос в том, готовы ли они предпринять шаги, необходимые для эффективного решения этих проблем.

Успеху наносит ущерб традиционная язва российского общества – коррупция. Для нейтрализации этой угрозы главное – сделать политическую систему открытой, чтобы поощрить большую прозрачность работы госслужащих и увеличить их подотчетность обществу. Ослабление нынешней сверхцентрализованности будет способствовать обмену достоверной информацией, гибкости и новаторству – всему тому, в чем Россия нуждается, чтобы учесть проблемы и воспользоваться шансами XXI века.

Для успеха России также потребуется уладить отношения с Западом – а для начала поубавить ядовитую антизападную риторику, которая слышится из Москвы сегодня. Дело в том, что Россия не может провести модернизацию в одиночку, хотя ей и следует играть в этом процессе ведущую роль. Необходимые ей деньги, ноу-хау и технологии можно найти только на Западе. Кроме того, в эпоху крупных глобальных потрясений Россия не может гарантировать свою безопасность без друзей и союзников. Только одна страна имеет потенциал для сотрудничества с Россией в отношении полного спектра реальных угроз ее безопасности – а эти угрозы исходят не от Запада, но от Юга в обличье воинственного радикального ислама, с Востока в обличье быстро меняющегося геополитического окружения и отовсюду в обличье распространения ядерного оружия и мегатерроризма. Эта страна – Соединенные Штаты.

Итак, главный вопрос 2008 года в том, смогут ли Путин и лично подобранный им преемник Дмитрий Медведев проявить достаточную мудрость, чтобы ответить на вызовы экономической и политической модернизации, а также достаточно мужества и уверенности, чтобы ради будущего самой России выстроить конструктивные отношения с Западом.

Томас Грэхэм – старший директор Kissinger Associates Inc., в 2004-2007 годах занимал должность старшего директора по вопросам России в аппарате Совета национальной безопасности США
Государственный инвестиционный фонд России не будет делать резких движений
Маркус Уокер

Российское правительство надеется, что Запад не станет оказывать политического сопротивления его решению вложить часть своих быстро умножающихся средств за рубежом, покупая небольшие пакеты акций американских и европейских компаний, заявил министр финансов России Алексей Кудрин.

Кудрин объяснил, как именно с начала следующего года его правительство планирует вкладывать избыточный доход от продажи энергоносителей в акции и облигации зарубежных компаний. Власти России заключат ряд договоров с частными управляющими компаниями для управления "фондом национального благосостояния", причем доли акций в каждой из зарубежных компаний не будет превышать 5%, сказал министр в интервью. По его словам, это должно успокоить Германию, США и другие страны, которые опасаются роста влияния российского правительства на крупные компании.

"Опасения имеют право на существование лишь в тех случаях, когда речь идет о прямых инвестициях этих средств и приобретении контрольных пакетов акций", – сказал министр.

Кудрин и другие чиновники из богатых энергоносителями или развивающихся стран находятся в центре внимания деловой и политической элиты, собравшейся в Давосе. Вниманием они обязаны той смеси любопытства и боязни, которую вызывает растущая экономическая мощь этих стран в США и Европе. Между тем многие участники форума из развитых стран оценивают как незначительную вероятность того, что суверенные инвестиционные фонды могут стать рычагами иностранного политического влияния.

"Похоже, мы им не нравимся, но им нужны наши деньги", – сказала министр финансов Норвегии Кристин Хальворсен.

Государственные фонды стран Ближнего Востока и Китая помогли ряду американских банков восстановиться после удара, который банки пережили в результате обрушения низового сегмента ипотечного рынка, однако рост влияния этих фондов заставил правительства некоторых стран, в частности США и Германии, принять ряд дополнительных мер для недопущения корпоративного поглощения местных компаний из-за рубежа.

Для начала Россия намерена выделить в Фонд национального благосостояния 31 млрд долларов из тех 160 млрд, которые были получены от продажи энергоносителей и отложены в резерв. Средства нового фонда начиная с февраля будут инвестироваться за границей, первоначально – только в государственные ценные бумаги.

По словам Кудрина, зарубежные и российские управляющие компании, которые будут избраны для руководства инвестициями, будут обязаны как минимум 60% средств вложить в иностранные государственные ценные бумаги, тогда как в корпоративные акции и облигации они смогут инвестировать от 20 до 40% портфеля. "Портфельные капиталовложения не вызывают никаких опасений", – утверждает Кудрин.

"Инвестор может принимать участие в управлении компанией лишь после прямой покупки 10-15% акций. Мы намерены диверсифицировать наши вложения, и поэтому мы заинтересованы в том, чтобы ограничить свою долю в каждой отдельной компании", – сказал министр.

Хотя Россия планирует опираться при создании нового фонда на норвежскую модель, до норвежской безобидности ей еще далеко. Как объяснила Хальворсен, норвежский фонд не только публикует информацию обо всех своих активах, но также не имеет права осуществлять "неэтичные сделки". "Мы можем отказаться от работы с компанией, если она производит ядерное оружие, кассетные бомбы или противопехотные мины, или если она нарушает права человека или наносит ущерб окружающей среде", – сказала Хальворсен.

Кудрин и официальные лица других богатых энергоресурсами стран отвергли предложение США и стран Европы принять кодекс поведения, выполнение которого сделало бы работу государственных инвестиционных фондов прозрачной. За круглым столом Кудрин заявил, что достаточную прозрачность российским инвестициям обеспечит диверсификация.
Из-за мирового кризиса без работы могут остаться 20 тыс. британских экономистов.


27.01.2008, Лондон 16:50:31 Мировой финансовый кризис может привести к увольнению 20 тыс. сотрудников британской экономической сферы. К такому выводу пришли исследователи британской компании Experian, передает Reuters. По их мнению, в Лондоне будут уволены около 5% из 400 тыс. человек, работающих в финансовом округе британской столицы.

С начала года крупнейшие мировые банки и финансовые организации объявили о сокращениях штатов. Так, Deutsche Bank планирует уволить 300 человек, американская ипотечная компания Countrywide Financial - до 12 тыс., Bank of America - 4 тыс., а Credit Suisse - около 500.

По оценкам Европейского центрального банка, убытки от кризиса рынка ипотечного кредитования категории subprime, начавшегося в США в августе 2007г., уже составили 250 млрд долл. Кроме того, кредитный кризис в США спровоцировал замедление темпов роста американской экономики, а многие эксперты утверждают, что в 2008г. экономика США даже вступит в рецессию.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews.shtml?/20080127165031.shtml
This page was loaded сент 22 2017, 4:27 am GMT.